Иммунитет от бурь

12.12.2016


			Иммунитет от бурь			Иммунитет от бурь
Бизнес и государство постепенно осознают прелесть построения инфраструктуры в облаке. Этот парадигмальный сдвиг шел бы куда быстрее, если бы не плохое качество каналов связи, противоречивые законы, консерватизм отдельных менеджеров и отсутствие громких историй успеха

В конце июля одна из самых известных консалтинговых компаний в ИТ-сфере Gartner опубликовала прогноз развития рынка облачных сервисов. Аналитики уверены: расходы на покупку локального ПО и серверного оборудования в следующие пять лет будут сокращаться примерно на 2% в год, а затраты на облака, наоборот, расти (в различных сегментах на 10 — 30%). Суммарно они могут составить около триллиона долларов (примерно четверть мирового ИТ-бюджета).

«К 2020-му политика отказа от использования облаков на предприятиях станет такой же немыслимой, какой сегодня представляется политика отказа от интернета», — считают в Gartner.

ИТ-сообщество традиционно скептически относится к подобным предсказаниям: мол, Gartner (как, впрочем, и IDC) тычут пальцем в небо и еще ни разу толком не попали. Пусть так. Однако цифры в этом прогнозе не главное. Смысл — в констатации парадигмального сдвига в области построения ИТ-инфраструктуры и организации бизнес-процессов. Облака стали магистральным направлением для всех гигантов ИТ-индустрии.

К ним на всех парах несутся Microsoft, IBM, SAP, HP, Dell. Уже давно в них Amazon, Salesforce, VMware. Один из последних примеров безоговорочной веры в cloud computing — поведение Oracle. В конце июля компания достигла соглашения о покупке NetSuite, разрабатывающей облачное ПО для управления бизнесом. Сумма сделки составила 9,3 млрд долларов (109 долларов за акцию, рыночная цена бумаг на тот момент составляла 91,5 доллара). Немногим ранее Oracle потратил более миллиарда долларов на покупку Opower и Textura, предоставляющих облачные сервисы коммунальным и строительным компаниям.

Чтобы обозначить тренды российского сегмента рынка cloud computing, мы опросили более трех десятков экспертов в этой сфере. Здесь стоит сделать важную оговорку: дальше речь пойдет преимущественно о публичных облаках. Кратко агрегируем полученные ответы.

Понять облако

Облачный сектор растет значительно быстрее ИТ-рынка в целом (по разным оценкам, в пять-шесть раз). Например, выручка «СКБ Контур», формируемая в значительной степени SaaS-решениями, в 2015 году приросла на 27% к 2014-му и достигла 6,9 млрд рублей. У «Крока» облачное направление увеличилось почти на 60% (в январе — июне 2016-го компания фиксирует более чем двукратный рост). По словам руководителя макрорегиона «Урал» компании «Манго Телеком» Александра Губы, в 2015 году доход от продажи сервисов по модели SaaS увеличился на 34% к 2014-му. Генеральный директор ГК «Фаст Лейн» в России Владимир Княжицкий указывает, что объем консультирования в области IaaS прирос на 35%, SaaS — 50%, PaaS — 30%.

Ряд экспертов замечает, что у потребителей появились запросы на казавшиеся ранее экзотикой сервисы вроде SecaaS (безопасность как услуга), IDaaS (идентификация как услуга), DRaaS (послеаварийное восстановление как услуга), BaaS (резервное копирование как услуга). «Аналитики также отмечают гигантский потенциал сегмента Workspace as a Service (рабочее окружение как услуга. — Ред.), — говорит президент Parallels Яков Зубарев. — Фактически речь идет о замене операционной системы в корпоративной сети. Сотрудник получает ноутбук с облачным решением и может работать из любого уголка мира. При этом он даже не будет знать, где физически находятся используемые им приложения».

— Безусловно, облака — один из самых мощных драйверов современного ИТ-рынка, — уверен директор департамента ИТ-аутсорсинга ALP Group Дмитрий Бессольцев. — Я бы даже назвал их иммунной системой бизнеса, так как они защищают и SMB, и Enterprise от неблагоприятного влияния цепочки экономических, политических и ИТ-трендов.

Наши респонденты уверены: главная причина роста облаков — осознание бизнесом преимуществ арендной модели построения инфраструктуры (гибкое масштабирование, простота использования, экономия на капзатратах, оплата только за потребляемый объем услуг). Вместе с тем постепенно уходят страхи, связанные с безопасностью и надежностью облаков.

— Отсутствие страха объяснить легко: предприятия всего лишь научились считать деньги, пришло понимание того, что облако для небольшого бизнеса — более экономичный подход к построению инфраструктуры, — констатирует руководитель группы консультантов-экспертов Hitachi Data Systems Алексей Никифоров. — Ранее, например, для того, чтобы установить программу наподобие 1С, бизнес должен был приобрести сервер. Сервера накапливались, требовали все больше пространства, электричества, инженеров и администраторов. Сегодня можно купить тот же 1С в облаке и не беспокоиться о том, что все может сломаться из-за неправильной эксплуатации «железа». Крупные предприятия в России не так часто обращаются к облаку. Во-первых, к тому моменту, когда идея cloud computing достигла пика популярности, большие компании уже осуществили масштабные инвестиции в собственное оборудование. Отказываться от них глупо. Во-вторых, для крупного бизнеса облачный подход не всегда означает экономию средств.

Руководитель виртуального дата-центра «Крок» Максим Березин также указывает, что главным локомотивом роста облаков в России сегодня является малый и средний бизнес: «Заказчики из этого сектора составляют порядка 30% нашей клиентской базы. Вполне возможно, что их число будет увеличиваться. Стоимость импортного вычислительного оборудования, необходимого для создания локальных инфраструктур, не снижается из-за стабильно высокого курса доллара. Облака же позволяют отложить строительство серверных мощностей без ущерба для текущей деятельности».

Эксперты отмечают: наиболее настороженно к публичным облакам относятся органы власти. Хотя некоторые подвижки все же есть. Так, некоторое время назад Владимир Путин заявил о необходимости разработать «Гособлако» — единый ЦОД, который будет предоставлять всем ведомствам вычислительные ресурсы. «Однако у крупных государственных структур есть закономерные опасения по поводу вынесения в облако важных баз данных, — отмечает Алексей Никифоров. — К примеру, база ФМС содержит большое количество персональной информации, а значит, всегда будет целью киберпреступников. Утечки данных из таких ведомств могут иметь очень серьезные последствия».

— В секторе B2G полноценное использование облачных вычислений ограничено законами о хранении и обработке персональных данных, — развивает тему технический директор компании «Нетрика» Алексей Смирнов. — Однако некоторые ведомства пользуются облаками довольно активно, и я считаю, что этап, на котором эффективность cloud computing госорганам приходилось доказывать, уже благополучно пройден. В пользу облаков также работают и сложившаяся непростая экономическая ситуация, и необходимость сокращать бюджетные расходы.

В корпоративном секторе наиболее активными потребителями облаков являются компании, представляющие ритейл, логистику, финансовый, ИТ- и телекоммуникационный сектор. Набор логичен: чем более конкурентна отрасль, тем более работающие в ней предприятия заинтересованы в сокращении издержек и оптимизации бизнес-процессов. «Кредитные учреждения в основном выбирают построение гибридных инфраструктур, — замечает Максим Березин. — По их мнению, таким образом они уменьшают возможные риски, связанные с использованием публичных облаков. Часть критичных сервисов и данных банки размещают на своей территории, менее критичные сервисы переносят к нам».

Ряд респондентов, определяя ключевые тренды отечественного облачного рынка, заявили о приходе на него большого количества иностранных заказчиков. Объяснение — вступивший в силу закон об обязательном хранении персональных данных россиян на территории РФ. «Зарубежные пользователи привносят устоявшиеся на Западе методы работы с облачными провайдерами, — говорит Максим Березин. — Так что в части организации предоставления услуг отечественная отрасль может в скором времени несколько видоизмениться».

О ближайшем будущем рассуждает и менеджер проектов компании «СКБ Контур» Иван Ильин: «Одной из заметных тенденций на рынке облачных решений для бизнеса может уже в ближайшее время стать “уберизация”. Это модель, при которой покупатель и продавец взаимодействуют напрямую через специальную интернет-платформу. В сфере B2B по такой схеме работает, например, Контур.Бухта. Директор выбирает себе бухгалтера из предложенных системой, и тот ведет учет, делает расчеты и сдает отчетность. По такому же принципу можно создавать онлайн-площадки по подбору юристов, клининговых компаний для офисов, кейтеринговых служб, event-компаний и так далее».

Закон суров

Эксперты определили пять ключевых барьеров, сдерживающих развитие облаков в России. Первый — технический. Речь о плохом качестве каналов связи и неоправданно высокой стоимости их резервирования в некоторых регионах страны (Зауралье, Сибирь, Дальний Восток, некоторые территории Поволжья). «Качество каналов критично, — уверен Дмитрий Бессольцев. — У компании может быть исключительно отказоустойчивое облако, но в нужный момент она не сможет до него “достучаться”, если не будет интернета».

Второй барьер — организационный. Внедрение той же модели SaaS неизбежно требует изменения привычных бизнес-процессов и внутренней готовности компании к этому. Здесь на первый план выходит воля первого лица, его умение заразить идеей менеджеров среднего звена, которые, как правило, сопротивляются любым нововведениям.

Третий барьер — ментальный. Несмотря на постепенный рост доверия к публичным облакам, существенная часть крупных компаний все еще сомневается в их надежности, безопасности и эффективности. «На малых и средних компаниях много не заработаешь, а крупные предприятия не торопятся доверять свои ресурсы облаку, — комментирует Алексей Никифоров. — Осторожность объясняется не только страхом потерять данные.

К сожалению, в России пока не так много облачных провайдеров, способных обеспечить большим заказчикам достойное качество услуг».

— Для некоторых руководителей нестабильность экономической ситуации психологически приводит к выводу, что все ресурсы необходимо хранить у себя под столом, — сетует генеральный директор компании «Облакотека» Максим Захаренко. — Это неэффективная стратегия, тем не менее она имеет определенное влияние на принятие решений.

Четвертый барьер — регуляторный. Директор филиала «ЭР-Телеком Холдинг» в Екатеринбурге Эдуард Афонцев констатирует: «В России отсутствует нормативно-правовая база, регламентирующая построение инфраструктуры и собственно использование облачных продуктов и услуг».

— Владельцы облаков должны соответствовать ФЗ-152 (о защите персональных данных. — Ред.), что существенно ограничивает рынок, — говорит начальник отдела «Аэроклуб ИТ» Алексей Денисюк. — Мелкие операторы не всегда могут пройти сертификацию, что снижает доверие к ним. Крупных западных игроков наш рынок не особо интересует, потому они не торопятся открывать в РФ свои дата-центры, как того требует закон. В итоге выбор многих заказчиков (особенно аффилированных с государством) ограничен относительно крупными провайдерами, располагающими необходимыми сертификатами на соответствие стандартам информбезопасности. Сотрудничать с ними достаточно дорого.

Руководитель отдела развития продуктов в компании «Системный софт» Илья Коношевский коллегу поддерживает: «Основной сдерживающий фактор в развитии рынка облачных вычислений — действия госрегуляторов. С одной стороны они, конечно, способствуют развитию внутренней ИТ-экономики, но, с другой, имеют и ряд негативных последствий. Например, из-за закона о запрете трансграничной передачи персональных данных некоторые компании были вынуждены отказаться от использования облачных вычислений, которыми традиционно пользовались».

Один из самых показательных примеров негативного воздействия нормотворчества на облачный рынок — «закон Яровой» (помимо прочего обязывает телеком-компании по полгода хранить весь трафик своих клиентов). «Его вступление в силу значительно замедлит развитие отрасли, — уверен генеральный директор B2B-Center Алексей Дегтярев. — Из-за необходимости закупать гигантские объемы систем хранения данных, о любых прорывах можно забыть как минимум на год».

Принятие ряда противоречивых законов по обработке и хранению персональных данных, по мнению руководителя по развитию облачной платформы ICL Cloud компании ICL Services Алексея Шипова, может стать серьезным барьером для прихода на рынок облачных услуг РФ новых игроков, особенно зарубежных. И даже предполагаемый эффект от импортозамещения не сможет перекрыть падение спроса из-за возросших цен и недоверия инвесторов в долгосрочном плане.

Пятый барьер определяет руководитель продуктов департамента инноваций Navicon Евгений Голубицкий: «Он заключается в недостаточном количестве успешных облачных проектов. Они не на слуху. Бизнес же требует фактических результатов — с конкретикой и данными о ROI. В текущей ситуации это невозможно, рынок только набирает обороты в России, внедрений пока немного, и большинство из них — в тестовом режиме».

Уходит в небо

Уже на этапе составления списка вопросов мы предполагали, что в числе барьеров возникнет недостаточное число внедрений и непонимание эффективности облаков со стороны заказчиков. Потому мы попросили респондентов максимально подробно рассказать о реализованных облачных кейсах.

— Расскажу историю прихода к нам одного клиента из SMB, так как она довольно характерна для этого сегмента, — начал Дмитрий Бессольцев. — Парт­неры решили разделить бизнес. У каждого осталось по 50 сотрудников. При этом серверная инфраструктура отошла к одному из них. Второму необходимо было быстро развернуть собственный ИТ-ландшафт. Оказалось, что купить и лицензировать свою инфраструктуру он не может, потому что свободных 2 млн рублей у него сейчас нет. Мы предложили ему вообще не покупать серверы, они должны были расположиться в облаке. Затем проаудировали рабочие станции и оставили 15% из них, остальным пользователям подобрали «тонкие клиенты». Это очень помогло заказчику, когда в конце 2014 года у него резко упали продажи и он вынужден был сократить половину персонала. Благодаря облакам, серверы его компании не простаивали, а деньги не уходили в трубу. Еще один из наших клиентов — компания Vivanti (CLM-системы, e-detailing и другие сервисы для крупных и средних фармацевтических фирм) — стала активно расти, ей потребовалось серьезно нарастить серверные мощности. При этом во главу угла ставилось гибкое масштабирование (в день могло как прийти, так и уйти несколько тысяч клиентов, если глобальный офис заказчика не подтвердил маркетинговый бюджет на следующий год). Закупка традиционных серверов обошлась бы Vivanti в десятки миллионов рублей. Они выбрали облако. По нашим расчетам, оно сэкономит им 40% ИТ-бюджета за три следующих года по сравнению с приобретением собственного оборудования.

Другой любопытный кейс обрисовал директор по продажам PROMT Никита Шаблыков. В 2014 году в компанию обратилась «Лаборатория Касперского» с запросом на решение, которое позволит снизить стоимость перевода ПО на иностранные языки. «Нужно было обеспечить высокое качество автоматического перевода с возможностью тонкой настройки под потребности пользователей, но вся поддержка продукта и сервер должны были бы находиться на стороне разработчика, — вспоминает Никита Шаблыков. — За основу был взят продукт PROMT Cloud — это клиент-серверное решение с поддержкой любых технологий перевода и с возможностью обучения системы на материалах заказчика. Были созданы профили перевода для англо-итальянской, англо-португальской, англо-испанской языковых пар общим объемом в 120 тыс. слов. В результате успешной интеграции с SDL Trados Studio удалось снизить стоимость локализации на 15%».

Максим Березин приводит короткий пример неденежной выгоды: «Агентство “МедиаНация”, разрабатывающая web-приложения для крупных ритейлеров, благодаря облаку обеспечивает в шесть раз более быстрый отклик онлайн-ресурсов заказчиков».

Руководитель направления по развитию виртуального ЦОД компании «Инфосистемы Джет» Евгений Храповский тоже в первую очередь говорит не о финансовой составляющей облака: «Российскому экспортному центру (РЭЦ) мы на базе своего виртуального ЦОД с нуля менее чем за десять дней предоставили ИТ-инфраструктуру офиса, включая сервисы ИБ. Это позволило РЭЦ и приступить к работе в кратчайшие сроки, и существенно сэкономить, избежав затрат на построение собственного дата-центра. Другой пример — компания «Детский мир». Она размещает у нас бизнес-системы SAP и QlikView. Одной из ключевых причин такого решения стал быстрый рост бизнеса. На базе виртуального ЦОД новый вычислительный комплекс был готов меньше чем через месяц. Построение его собственными силами заняло бы в разы больше времени».

Александр Губа приводит пример реализации облака в телекоме. Банк с федеральной сетью филиалов подключил виртуальную АТС и теперь экономит сотни тысяч рублей в месяц за счет бесплатной внутренней связи между подразделениями. «Тот же банк использует другой наш продукт по обработке вызовов, — продолжает Александр Губа. — До начала запуска этого сервиса невозможно было точно узнать, сколько звонков пропускается, оценить процент клиентов, которые уходили к конкурентам, не дождавшись ответа оператора. После внедрения продукта удалось выяснить, что в пиковые часы потери могли доходить до 70 — 80%. Сейчас очередь звонков мониторится в режиме реального времени, а пропущенные вызовы немедленно отрабатываются. За один год банк сократил операционные издержки колл-центра на 20% и увеличил эффективность работы с входящими звонками на 30%».

Переметнемся на сторону заказчика. Основатель и генеральный директор BeaverBrothers Agency Александр Устинов два года назад решил создать новую компанию и начал работу с географически разнесенной. В облако ушло почти все — бухгалтерия, хранение данных, коммуникации, планирование и постановка задач, взаимодействие с клиентами. Внутри остались только пакет дизайнерских программ и программы для разработки.

— У нас нет своего сервера, нет администратора, нет проблем с лицензиями, установкой комплекса программ на новый компьютер, — комментирует Александр Устинов. — Сейчас наша команда большей частью сидит в офисе, но получившаяся инфраструктура все равно прекрасна. Иногда люди работают вне офиса, я часто бываю в командировках, облака с веб-интерфейсами или мобильными приложениями работают везде. Главной проблемой для нас был выбор облачных приложений. Критерии, которыми мы руководствовались, — адекватная техподдержка, наличие мобильного приложения, простота интерфейса, быстродействие, отсутствие падений системы, удобство работы, возможность настроить права доступа».

Туманные перспективы

В июне Владимир Путин дал знаковое для облачной (да и всей ИТ-) сферы поручение — проработать вопрос о развитии в стране технологии «туманных вычислений» (fog computing). Если просто — это модель, в которой данные частично хранятся и обрабатываются на конечных устройствах (персональных компьютерах, гаджетах, бытовых приборах, WiFi-роутерах, дронах, видеокамерах и т.д.). Она обладает двумя преимуществами перед классическим облаком. Первое — резко снижается зависимость от пропускной способности каналов, по которым идет обмен информацией между единым дата-центром и периферией. Второе — за счет распределения нагрузки сокращается время анализа данных и, соответственно, принятия решений. Идея fog computing далеко не нова (она, например, реализована в проекте по поиску внеземных цивилизаций SETI). Разговор о ней активизировался в связи с развитием концепции интернета вещей (и, соответственно, грядущим ростом объема трафика).

Среди опрошенных нами экспертов наиболее позитивно о перспективах туманных вычислений рассуждает Дмитрий Бессольцев:

— Нашему обществу давно нужны большие и дешевые мощности. И у нас они фактически есть. Наши смартфоны гораздо мощнее военных компьютеров, которые еще 20 лет назад обеспечивали безопасность сверхдержав. В будущем, предоставляя ресурсы своего телефона для вычислений в туманной среде и зарабатывая рейтинг, малый предприниматель вполне может расплатиться этим рейтингом за нужные ему бизнес-сервисы, например, за 1С в облаке. Я практичный человек и выступаю за то, чтобы вычислительные мощности не простаивали. Если нужна, скажем, Big Data-as-a-Service, если есть защищенная среда, в которой производятся вычисления, и условно бесплатный трафик, почему нет? Мне сложно представить, как будут в точности выглядеть сервисы, связанные с сектором туманных вычислений, но я точно знаю, что в любом бизнесе есть заметная доля предприятий, крайне чувствительных к выгодным инновациям.

Остальные ИТ-специалисты оказались куда менее оптимистичными.

— Для меня пока не очень понятен value туманных вычислений, — замечает руководитель отдела развития продуктов компании «Системный софт» Илья Коношевский. — Если мы говорим о перенаправлении нагрузки с дата-центра на внутреннюю сеть, то здесь возникнет масса проблем, связанных как минимум с разграничением обрабатываемых данных, а как максимум — с необходимостью повышения мощности персональных устройств. По сути, это разворот на 180 градусов: все последние годы компании делали ставку на «тонкие клиенты», мобильные рабочие места и виртуальные рабочие столы. Это позволяло им сократить капзатраты, расходы на электроэнергию и запасные части. Туманные вычисления, на мой взгляд, будут интересны компаниям, которые работают с большими объемами видеоданных и векторной графики. Ценности для массового сегмента пока не видно. Потому я бы не стал сейчас погружаться в это направление с головой и вливать в него миллионные средства.

Алексей Шипов уверен: разворота на 180 градусов не произойдет, и туманные вычисления так и останутся нишевым решением для реализации специфических задач: «В первую очередь это связано с массовым переходом домашних пользователей с традиционных ПК на мобильные устройства, которые не предназначены для распределенных вычислений ввиду ограничений по питанию. Вряд ли пользователи обрадуются, если некая программа, работающая в фоновом режиме, будет неумолимо сжирать драгоценный заряд батарейки».

По словам гендиректора ГК «Фаст Лейн» в России Владимира Княжицкого, главная проблема в области fog computing заключается в соотношении полезной производительности системы и мощности, необходимой для ее администрирования: «Уверенности в том, что первая будет больше второй, пока нет. Вопрос, заниматься ли туманными вычислениями, не совсем уместен для нас. Мы развиваем то, что нужно рынку. Запроса на fog computing пока нет. Сегодня развитие этой технология — удел лабораторий, университетов, команд энтузиастов».

— Еще не сформулирован четкий круг бизнес-задач, которые можно было бы решать применением туманных вычислений, — итожит руководитель проектов AT Consulting Михаил Бараблин. — Но в нашей стране принято оправдывать ожидания руководства, поэтому, думаю, что следующий год будет очень интересным с точки зрения формирования визионерских концепций в этой области.

Читайте полностью на сайте журнала «Эксперт Урал»

Navicon стал «Партнером года» Microsoft в России

Navicon автоматизировал бизнес-процессы для фармацевтической компании «Р-ФАРМ»

Искусственный интеллект не заменит человека

Фармпроизводитель «Микроген» автоматизировал анализ данных о вторичных продажах

Navicon разработал комплексное решение для управления продажами