Без посредников

"Уберизация" экономики

16.06.2016


			Без посредников			Без посредников

Таксомоторная компания, у которой нет ни одного автомобиля, — Uber. Розничный торговец, у которого полностью отсутствуют складские запасы, — Alibaba. Отельер, не владеющий ни одним метром недвижимости, — Airbnb. Переформатирование классического рынка труда и отношений "сервис-клиент" — тренд экономики, который получил название "уберизация". Как она влияет на рынки, изучала корреспондент BG Влада Гасникова.

Фактически смысл "уберизации" состоит в том, чтобы убрать неэффективных посредников между потребителем и производителем товара и услуги. Например, в случае со службой такси, подобной Uber или "Яндекс.Такси", и водитель получает больше, и пассажир платит меньше, благодаря отсутствию телефонного оператора, которому нужно платить зарплату.

В ноябре прошлого года корпорация IBM представила результаты опроса более 5,2 тыс. топ-менеджеров из 70 стран мира. Согласно этому исследованию, тренд "уберизации", или дестабилизации отрасли из-за появления неочевидного конкурента, был признан самым распространенным опасением руководителей бизнеса. Всего за два года процент топ-менеджеров, которые не исключают возможности конкуренции с компаниями из других отраслей, вырос более чем на четверть, увеличившись с 43% в 2013 году до 54% в 2015-м.

"Такого рода неочевидные конкуренты могут быть как из разряда цифровых компаний-гигантов с собственной инфраструктурой, так и компаний-"мелких грызунов", которые опасны в случае своего массового проявления", — поясняет генеральный директор IBM в России и СНГ Андрей Филатов.

Время равных возможностей

В уберизированной экономике добавленную стоимость создают не люди, а софт и алгоритмы, при помощи мобильных приложений соединяя потребителей с оптимальными производителями товаров или услуг. "Конечно, в таком масштабном переломе экономических отношений есть и плюсы, и минусы. Сервисы уравнивают в возможностях и крупные компании, и мелких фрилансеров. С точки зрения интересов потребителей и развития экономики в целом — это позитивное влияние. С точки зрения компаний, привыкших работать в другой конкурентной среде, это зачастую означает смерть или необходимость срочно и кардинально перестраивать свои бизнес-процессы. Для одних предпринимателей — это появление бесплатных и готовых каналов продаж, для других — потеря тех инвестиций, которые они уже сделали в части построения бренда и привлечения клиентов", — рассуждает управляющий партнер IT-компании Navicon Владимир Шаров.

С точки зрения устойчивого экономического развития "уберизация" наносит удар по тем, кто занимается долгосрочными инвестициями в инфраструктуру с высокой степенью переработки. "Большинство заводов в автомобильной отрасли строится из расчета окупаемости инвестиций через 5-10-20 лет. А тут вдруг выясняется, что на продукцию нет спроса, поскольку клиенты нашли более "короткий" канал удовлетворения своих потребностей. Только представьте себе, какая будет мотивация у инвестора, конструкторского бюро, руководителей проекта, когда они осознают, что инвестиции себя не окупят. По сути, "уберизация" приведет к перераспределению капиталов от старых финансовых групп к новым", — говорит Константин Черноусов, генеральный директор VESOLV Consulting.

Директор по развитию бизнеса и маркетингу Konica Minolta Business Solutions Russia Жамиля Каменева обращает внимание на трудность прогнозирования и контроля новых экономических моделей. "Поскольку сервис предлагают компании, которые физически им не владеют, есть риски недоучета, недоконтроля и недополучения налогов. Должно пройти время, пока фискальные системы государства научатся собирать налоги со всех моделей "уберизации", — говорит госпожа Каменева.

Из-за отсутствия регулирования нельзя быть уверенным в качестве предоставляемых услуг подобных сервисов, считает управляющий директор Property Management NAI Becar в Санкт-Петербурге Наталья Скаландис. В компании Uber часть водителей не имеет лицензии, приводит она пример.

Технологии, которые радуют потребителя, способствуют накалу социально-экономических проблем: работники традиционных сервисов остаются без заказов и, соответственно, заработка. "В то же время поставщиков услуг в уберизированных службах привлекают на частичной занятости — поэтому защите их прав уделяется значительно меньше внимания", — добавляет Варвара Русскова, которая консультировала французского разработчика приложения для поиска попутчиков на короткие дистанции Hupp.

Безграничные перспективы

Наибольший профит от уберизированных процессов сейчас получают США и Китай, считает Иван Труфанов, генеральный директор разработчика приложений Werbary. "США являются страной, где больше всего развивается startup-движение. Молодая компания может предоставлять свои услуги по всему миру, а платить налоги лишь в той стране, где она зарегистрирована", — говорит господин Труфанов.

"Самую большую выгоду получают страны с наиболее развитой инфраструктурой: у них повышается оборачиваемость капиталов и коэффициенты предела в экономике увеличиваются. А в странах с наименьшим уровнем добавленной стоимости в экономике "уберизация" только закрепляет их отставание и ухудшает уровень жизни населения", — полагает Павел Фролов, продюсер проекта детской образовательной робототехники Scratch Duino.

В условиях глобальной мировой экономики переход к новым экономическим схемам так или иначе затронет все страны, уверен Владимир Шаров. Мало того, "уберизация" одних отраслей неизбежно скажется и на сопутствующих: например, "уберизация" ритейла и электронной торговли перекидывается и на сферу доставки. "Очень скоро мы увидим интересный процесс — конкуренцию сервисов уже друг с другом, внутри уберизированной экономики. Уже сейчас очевиден тренд: узконаправленные сервисы расширяют сферу своей деятельности. Так, скажем, сервисы по вызову такси превращаются в сервисы по заказу и доставке чего угодно. А в дальнейшем Uber может превратиться вообще в личного помощника, ведь даже для ремонта мобильного телефона нам нужно его доставить в службу по ремонту и забрать оттуда. В конце концов, мы можем даже не знать название сервисной компании, телефон нам "починит" все тот же Uber. Пока "уберизируются" отрасли, которые дальше всего находятся от контроля государства и легко автоматизируются, — ритейл, транспорт, бронирование отелей, доставка. Но постепенно процесс может переместиться в область, например, финансовых услуг. Уже сейчас в России обсуждается возможность получения кредитов онлайн. Отсюда уже недалеко и до uber-банка — финансового сервиса, который будет исполнять роль автоматизированного кредитного брокера", — размышляет господин Шаров. Перспективными он называет и сервисы по поиску врачей, медицинских учреждений и получению удаленных консультаций.

В качестве не очень широко известного примера уберизированных служб Павел Фролов приводит американский сервис в облачной энергетике Solar City, который позволяет компании Tesla Motors продавать электроавтомобили с пожизненным абонементом на заправку электричеством в подарок.

Государство и прогресс

Представители бизнеса единогласны в том, что сдерживать "уберизацию" как технический прогресс государственным системам невыгодно, более того — нереально. "Перекосов в экономике не избежать в любом случае, так как мир в цифровую эпоху изменился безвозвратно: страны должны приспосабливаться к новой реальности, пытаться запрещать новые модели бизнеса или экономических отношений бесперспективно. Самое интересное в этом отношении — это кибервалюты, наднациональные деньги, биткоины и блокчейн — явления, которые в принципе исключают монополию государства на эмиссию денег. Ни одно государство допустить этого не может, поэтому здесь возможны самые серьезные противостояния бюрократии и "нового мира"", — полагает Жамиля Каменева.

По наблюдениям Константина Черноусова, сдержать "уберизацию" пытаются не только службы безопасности, но и весомые финансовые группы, руководители крупных предприятий, чиновники — поскольку она в их привычном понимании приводит к постепенному разрушению предприятия, безопасности, государства.

Бизнес полагает, что задача государства заключается в том, чтобы следить за финансовыми потоками уберизированных моделей, за соблюдением прав трудящихся и при этом не мешать технологическому развитию. В России, как и во всем мире, законодательство не поспевает за технологическим развитием, поэтому в вопросах уберизированной экономики остается немало вопросов и темных мест.

"Но каким инновационным ни был бы подход Uber или PayPal, если присмотреться, они крепко опираются на идеалы, заложенные еще Марксом. Бизнес, по большому счету, остается прежним: потребитель платит, поставщик оказывает услугу, деньги остаются в стране, а налоги платятся в тех же объемах", — считает Николай Пацков, генеральный директор онлайн-конструктора документов FreshDoc.ru.

Статья опубликована на www.kommersant.ru


Navicon стал «Партнером года» Microsoft в России

Navicon разработал комплексное решение для управления продажами

Navicon вошел в топ партнеров Microsoft по продуктам Microsoft Dynamics

Navicon выходит на международный рынок

Navicon награжден как лучший партнер года Microsoft в России