Банк без процентов: ветер с Востока

11.04.2016


			Банк без процентов: ветер с Востока			Банк без процентов: ветер с Востока

Сегодня в мире по законам ислама работает более 400 банков. Их совокупные активы превышают 800 млрд долларов, а ежегодные темпы роста составляют 13—18%. Исламский банкинг постепенно приходит и в Россию: в конце марта на базе Татфондбанка открылся Центр партнерского банкинга.

Имеет ли банкинг по шариатским нормам потенциал роста в России и почему он может быть интересен российским финансовым структурам?

Центр партнерского банкинга — не первая подобная инициатива в России, но пока единственная с централизованной поддержкой правительства. На отечественном рынке первые исламские финансовые инструменты появились в начале 2000-х. Опыт Бадр-Форте Банка и Славинвестбанка хотя и был недолгим, но создал некую базу для формирования исламского банкинга в России. В 2006 году банк «Глобэкс» выпустил партию «сукук» — халяльный аналог облигаций («халяльный» — то есть «свободный», разрешенный по нормам ислама). Правда, отражает инструмент не долговое обязательство, а право собственности на финансируемый объект. Годом позже финансовая группа БКС, крупный национальный брокер, сформировала паевой инвестиционный фонд «Халяль».

Как показывает практика, самые успешные отечественные инициативы — региональные проекты. К примеру, банк «Экспресс» в Дагестане в 2008 году выпустил расчетную банковскую карту без начисления процента, и за первый же год ее владельцами стали более 10 тыс. человек. Результаты убедили руководство банка не только перевести на принципы шариата расчетно-кассовое обслуживание в дагестанских офисах, но и запустить в обращение кредитные карты «Хаят». Их механизм работы строится по принципу беспроцентного обслуживания: клиент совершает покупку, а потом в рассрочку, до трех лет, выплачивает банку сумму с наценкой за услугу, но без пени и неустоек. Позже в Нижнем Новгороде открылся халяльный банковский офис «Эллипс».

Истоки банковского дела по нормам ислама ведут в 1947 год: именно тогда появились сразу два печатных труда, определивших впоследствии развитие исламского банкинга, — «Исламская экономика» мусульманского ученого из Индии Сайида Маназира Ахсана Гилани и «Экономика ислама» шейха Махмуда Ахмада. Почти 15 лет прошло, прежде чем был учрежден первый в мире исламский банк — «Мит Гамр» в Египте. А всерьез о нем заговорили лишь в 1976 году, после первой крупной международной конференции по исламской экономике, состоявшейся в Мекке под эгидой Университета имени короля Абд аль-Азиза.

В последние 10 лет интерес к банкам, организованным по принципам шариата, резко вырос во всем мире: сегодня такие финансовые институты работают на территории более чем 50 стран. К примеру, в Великобритании сегодня пять исламских банков и одна страховая компания. Еще 17 британских и зарубежных финансовых структур, работающих в Великобритании (среди них — Citibank, Deutsche Bank и Royal Bank of Scotland), организовали так называемые окна — специализированные подразделения, предоставляющие услуги по халяльной системе. В июле 2015 года первый исламский банк открылся в Германии. Можно прогнозировать, что вскоре этот список пополнят Италия, Франция, Швеция и многие другие страны.

Некоторые исламские финансовые учреждения уже выросли в крупные многопрофильные корпорации. Одна только Al-Tawfeekand Al-Amin Companies, входящая в группу DallahAlBarakaGroup, включает 260 структур (в том числе 24 банка) в 40 странах и обладает активами на 6 млрд долларов.

Операции в исламской банковской системе ведутся в соответствии с нормами шариата и исламского права. Исламские правовые нормы запрещают сделки с начислением процента: прироста на долг («рибанасия») или прироста на обмен («рибафадль»). В обеспечении (залоге) по сделкам могут участвовать только реальные активы. Поэтому банк чаще всего выступает как соинвестор в конкретных бизнес-инициативах клиента, разделяя прибыль и убытки в заранее оговоренных соотношениях. Запрещены также инвестиции в определенные сектора экономики (игорный бизнес, производство свинины, алкогольной продукции, проституция) и в так называемые «гарар», сделки с условиями неопределенности.

Халяльные финансовые сделки или операции проводятся только на базе реальных активов с обязательной их идентификацией и подразумевают разделение рисков и убытков между финансовой организацией и клиентом. Поэтому привычные кредитные банковские продукты и услуги в исламской системе можно условно поделить на три типа: основанные на партнерстве («мурадаба», соглашение о финансировании проекта с одной стороны и управлении проектом — с другой, или «мушарака», соглашение о совместном финансировании), на участии в сделках, или «долге по сделке» (аналог лизинговых сделок «иджара» и др.), и на комиссионных услугах (депозитный аккредитив «вакала»).

Финансируются исламские банки в основном с текущих, сберегательных и инвестиционных счетов. В целом работа с текущими счетами мало отличается от работы с ними в традиционной банковской системе. Разница в ведении сберегательных и инвестиционных счетов заключается в гарантии полного возврата вложенных средств и прибыли (после совместного использования средств банком и клиентом) и в отсутствии «нетрудовой прибыли», запрещенной по шариату. Так, банк может принять целевые сберегательные вклады, вклады с возможностью получения прибыли с последующим ее разделением между клиентом и банком, а также благотворительные кредиты от вкладчиков банку за предоставляемые нематериальные выгоды.

Специфика сделок и операций, соответствующих исламским нормам, влечет за собой рост операционных затрат и рисков банка в сравнении с традиционными финансовыми организациями. В условиях софинансирования и беспроцентных займов финансовые организации нацелены на то, чтобы вкладывать деньги только в заведомо прибыльные сделки. Для этого нужно проводить более глубокий анализ. Соответственно, появляются, к примеру, дополнительные операционные издержки и затраты на обучение сотрудников соответствующей квалификации.

С другой стороны, для исламского финансового дела характерен жесткий контроль со стороны управляющих комитетов. Принята двухуровневая системы контроля за исполнением норм Исламского права. Внешний комитет шариатского контроля (ВКШК) контролирует выполнение норм Исламского права, утверждение договоров, инструкций, банковских положений, а также деятельность Отдела внутреннего комитета шариатского контроля (ОКШК). Последний проводит повседневную работу по обеспечению решений ВКШК, осуществляет проверку документов клиента и договоров до их подписания, проверяет инструкции и приказы руководства того или иного учреждения на предмет соответствия требованиям ВКШК. Наличие дополнительных органов контроля обусловлено тем, что сделки, проходящие в соответствии с исламскими нормами, являются более рискованными для банка в сравнении с классической схемой кредитования.

Разработкой шариатских и аудиторских стандартов занимается Организация бухгалтерского учета и аудита исламских финансовых учреждений (Accounting and Auditing Organization for Islamic Financial Institutions, AAOIFI), международная организация со штаб-квартирой в Манаме (Бахрейн).

При выходе на новые рынки, в силу своей специфики, финансовым структурам приходится двигаться «на ощупь», подстраиваясь не только под правила локального законодательства, но и под этические, религиозные нормы. Исламский банкинг при этом сталкивается еще и с огромным количеством политических и религиозных спекуляций, часто уводящих в сторону от основного назначения таких финансовых организаций — обслуживания людей, которые по религиозным убеждениям не могут воспользоваться традиционными финансовыми инструментами.

В России пока не сформировалась устойчивая практика применения исламских норм и правил в банкинге. Тем не менее Московский Индустриальный Банк еще осенью прошлого года запустил линейку пластиковых карт для мусульман, а группа ВТБ пару лет назад всерьез говорила о возможности формирования «окна» (подразделения, работающего по исламским принципам). Татарстан, Башкортостан, Урал и Сибирь — регионы, в которых потенциал рынка для инструментов исламского банкинга выше, чем в других российских регионах. В России проживает около 20 народностей, традиционно исповедующих ислам или придерживающихся мусульманских обычаев в повседневной жизни. Среди них самые многочисленные этнические группы — это татары (около 7 млн человек), башкиры (1,3 млн) и чеченцы (порядка 900 тыс.). По разным оценкам, можно говорить об общей цифре от 13 млн до 19 млн человек. Потенциально часть этой аудитории не охвачена обычными банками. Цифра, впрочем, довольно условная, однако приток столь значительной лояльной аудитории был бы интересен для бизнеса.

Возможно, в долгосрочной перспективе российские банки и регуляторы увидят серьезный потенциал внедрения принципов религиозного банкинга в существующую финансовую систему, в том числе в части привлечения инвестиций (с Ближнего Востока) и ее оздоровления. Для представителей бизнеса сделки, в которых банк становится партнером и делит как прибыли, так и убытки, интересны как минимум потому, что в случае неудачи бизнес не остается должен банку. Со стороны банковского сектора это дополнительный стимул к участию только в низкорискованных сделках, обеспеченных реальными активами. Тем самым банки уменьшат риски и для всей системы в целом.

Автор статьи: Илья Народицкий, архитектор банковских решений компании Navicon.

Статья опубликована на www.banki.ru

Navicon стал «Партнером года» Microsoft в России

Navicon вошел в топ партнеров Microsoft по продуктам Microsoft Dynamics

Navicon выходит на международный рынок

Navicon награжден как лучший партнер года Microsoft в России

Аналитический форум Navicon. Data Talks пройдет в Москве